Вопрос чиновникам от спорта: «Господа, не вы ли в ответе?»

фoтo: кaдр из видeo

Мы изнaчaльнo плaнирoвaли бeсeдoвaть o eгo книгe «Группoвaя гoнкa. Зaписки гeнeрaлa КГБ», нaписaннoй им к сoбствeннoму 75-лeтию. Нo рaзгoвoр с чeлoвeкoм, знaющим спoртивнo-пoлитичeскую куxню изнутри, прoстo нe мoг нe вырулить в вoлнующee сeйчaс всex рoссиян руслo — дoпингoвыe скaндaлы и потеря нами влияния в международных спортивных структурах.

— Валерий Сергеевич, идею с книгой долго вынашивали?

— Вынашивал, может, и долго. А написали мы ее с прекрасной журналисткой, олимпийской чемпионкой в прыжках в воду Еленой Вайцеховской за два с небольшим месяца. Я долго сомневался, советовался с друзьями. Мне говорили, что сейчас книги никто не читает, и понимание этого тоже давало повод для сомнений. Но однажды я наткнулся в газете на интервью Елены с известным спортивным функционером. Читал его и понимал, что это именно его речь, моего товарища. Настолько Вайцеховская сумела его тактично преподнести. Мне это понравилось. Тогда я позвонил ей. Кстати, хотя с самой Леной виделись редко, она не была динамовской спортсменкой, выступала за ЦСКА, но я неплохо знал её отца — Сергея Михайловича, знаменитого тренера по плаванию.

Мне хотелось написать о спорте, как о социальном явлении, о том, что он дает человеку. Спортсмену свое, тренеру свое, руководителю свое. Конечно, спорт принадлежит всем: от слесаря, токаря, пекаря до академика. И каждый имеет право на собственное его понимание, на собственные суждения. Но в данном случае хотелось остановиться именно на этом треугольнике — спортсмен, тренер, администратор. На людях, которые делают этот продукт. Много я слышал дискуссий на тему, кто главный в спорте.

— И кто же?

— Знаете, однажды на каком-то заседании услышал, что главный в спорте — спортсмен. Я вздрогнул. Ведь результат дает только слаженная работа упомянутого мной треугольника: спортсмена, тренера и руководителя. И когда говорят, что администраторы — это нахлебники от спорта, которые живут за счет достижений спортсменов, с этим я не согласен. Администратор выполняет свои функции. Он должен знать, что помогает, а что мешает тренеру выполнять свою работу. При этом нельзя себя отодвинуть и от ответственности за конечный результат. Как, например, в футболе цикла два назад, когда наша сборная в очередной раз плохо выступила, а в футбольном союзе сказали: «А какие к нам претензии? Мы все обеспечили. Деньги дали, форму дали». Так категорически нельзя делать! Спортсмены это чувствуют. Если спортсмен попал в беду, а ему говорят: сам виноват, сам иди доказывай, сам спасайся — он понимает, что его выбросили, он никому не нужен.

— Как это произошло со многими нашими спортсменами в череде допинговых скандалов последнего времени?

— Да! Вот, например, последний случай с Легковым. «У него теперь появилась возможность отстаивать правду в гражданском суде», — заявляют. Почему у него? Почему вы Сашу бросили? Просто дистанцировались от парня. А выброшенным оказаться ох как нелегко…

— Вы говорите так, словно пережили нечто подобное…

— В книге есть такой эпизод. Начало 90-х, развал Советского Союза. Я как президент Международной федерации велоспорта нахожусь в Штутгарте, провожу чемпионат мира. А в Москве путч… Но я-то еще и председатель общества «Динамо»!

Звоню в Москву, чтобы понять, нужно ли срочно лететь. А лететь-то я не могу, пока чемпионат не закончен! Связаться было очень сложно. Дозвониться своему заместителю Юрию Митрофанову смог только на третьи сутки, он передал слова начальства: сиди там. Вернулся только 3 сентября. И вот пока я там сидел, все представители государственных организаций обозначили свое отношение к происходящему в стране. Если б я был, я бы тоже обозначил! Я офицер, был обязан. Но я ни под чем не подписывался. И… попал в список ГКЧП. Но об этом узнал только спустя много лет из книги Шамиля Тарпищева. Он пишет: очень сложно было согласовать кандидатуру Сысоева на пост председателя Спорткомитета, поскольку он был членом ГКЧП. Я ему звоню: «Шама, ты не мог мне сказать, что я член ГКЧП? Я хожу, мучаюсь, почему меня власти по коридорам бросают?»

Давление существовало колоссальное, а я не мог понять, почему. К тому же на следующий день после моего возвращения из Штутгарта пришел журналист французского издания с фотографом. Тема интервью «Что такое «Динамо». Ну понятно, КГБ, Дзержинский… Меня снимали в моем кабинете, где на стене портрет Ленина. А 13 сентября журнал уже выходит! Очень быстро все произошло, чтобы было случайно. Я уверен, что это был заказ из Москвы. Я не пишу в книге, чей, не хочу называть фамилии, пусть останется на их совести. Тот период был очень сложным для меня. Мне не было еще 50 лет, я мог служить и служить, но оказался за бортом. Тебе 49, тебя выбрасывают на улицу и никто ничего не предлагает… Это надо пройти, чтобы понять. После такого становишься мужественнее и даже добрее.

— Когда писали книгу, не опасались, что кто-то может обидеться?

— Я просто не хотел, чтобы все сказанное мной, кто-то воспринял как месть что ли… Я ведь там называю многие фамилии, причем известные. Я даже попросил редактора посмотреть на текст с этой точки зрения. Чтобы не выглядело, будто меня кто-то когда-то задел, а я сейчас решил отплатить. Он мне сказал, что в некоторых моментах я, наоборот, слишком мягок. Но эта мысль меня терзала, и до сих пор не могу сказать, что отпустила

— Какие отзывы вас особенно порадовали?

— Знаете, позвонил мой давний товарищ Геннадий Венглинский — президент Фонда социальной защищённости спортсменов имени Яшина. Сказал, что книга честная, хорошо написана… Это оценка человека, посвятившего всю жизнь спорту! Но утешает то, что сказал я только правду. И против этой правды пойти не мог.

— Если вас сейчас попросить сказать правду о том, что происходит в российском спорте, об ошибках или недоработках спортивных чиновников, что вы бы сказали?

— Несколько лет назад в журнале «Олимпийская панорама» я публиковал статью под названием «Олимпийские тупики». Всё, что сейчас происходит у нас, вы там прочитаете. Мы совсем разучились выстраивать отношения на международном уровне. Сейчас, когда такая волна идет на нас, мы или оправдываемся, или хамим. А ведь современный мир такой, что через пять секунд после того, как здесь сказали слово, там уже перевели и под определенным соусом доложили. Так чего вы орете? Остепенитесь! Мы ведь ни одного путного предложения туда не послали. Россия — организатор футбольного чемпионата мира. По этому поводу собрать у нас лояльных нам глав олимпийских комитетов, провести такой олимпийский кружок типа «Спорт сегодня и завтра». Обсудить массу проблем, которые накопились, в том числе допинг, коррупция. Сегодня три члена МОК выдвинули предложение провести реорганизацию Международного олимпийского комитета. Вот давайте подхватим! Включимся в этот процесс. В конце концов, кто создал систему, при которой стала возможной такая допинговая ситуация? МОК за все в ответе точно так же! Здесь есть элемент общей ответственности. А получается, что ответственность только на нас. Так давайте перекинем мяч на ту сторону!

Читайте материал:   «Пуделей убрать!»: в Госдуме пламенно обсудили недопуск спортсменов на Олимпиаду

Вечерняя рассылка лучшего в «МК»: подпишитесь на наш Telegram-канал

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.