В Молодежном театре публике дарили хореографические «Валентинки»

Aртeм Oвчaрeнкo и Oльгa Смирнoвa в пa-дe-дe из бaлeтa «Щeлкунчик-кoмпaния». Фoтo: balletstars.ru

В кaчeствe тaкиx нoвaций нa вeчeрe былa прeдъявлeнa пoслeдняя нoвинкa мoднoгo нынe хореографа Владимира Варнавы «Видение розы». Сделанное, как принято сейчас, в манере ироничной модернистской трансформации классических шедевров, это «Видение», как и его прототип времен Серебряного века, имело в качестве эпиграфа известное стихотворение Теофиля Готье. Сути дела, однако, эпиграф так и не разъяснил, настолько невнятно по драматургии, но вычурно и претенциозно было это хореографическое высказывание. Собственно, никакой драматургии в этой затянувшейся за счет музыки Александра Карпова на 40 минут (в отличие от 10 минут музыки фон Вебера к балету из репертуара дягилевской труппы) танцпьесе и не было. Как не было по сути и хореографии. Нельзя же считать за таковую ту возню, которую проделывали на сцене два не очень соответствующих балетным нормам «альтернативных» танцовщика — пышнотелая барышня, в качестве ночной маски залепившая свою физиономию розовыми лепестками, и ее «видение» — лысый мужчина средних лет в юбке типа «а-ля» Виктюк…

Самым занятным в этом балете было декорационное оформление Владимира Варнавы-старшего, остроумно придуманное, как стадо бумажных «розовых фламинго», сделанных в японском стиле оригами, которыми была заставлена сцена (по окончании балета они прицеплялись на спущенные колосники и под бесконечное падение лепестков роз взмывали к небесам). Самым утомительным — невыносимые 40 минут скучнейшего действа, представленного в виде «лабораторного опыта» и такой же скучной музыки.

Маленький номер того же хореографа «Кофе со сливками», показанный во втором отделении, был гораздо живее и симпатичнее и, что самое главное, не отягощен той доморощенной «философией» и мнимой «концептуальностью», которая так удручающе томила в первом отделении. А лаконичная придумка в конце, когда девушка выливает на себя черную жидкость (как бы кофейную гущу), оправдывая название номера, была и вовсе забавна.

Побаловали публику «Танцев о любви» и еще одной премьерой. Станцованный под дискант мальчика из Большого детского хора им. Попова кубинкой Даниелой Гомез Перез номер «Лебедь» (хореография аргентинца Даниэля Пройетто) тоже отличался стильностью и декадентским изяществом. Оригинальностью особенно выделялась вычурная пачка танцовщицы с перьями и крыльями, будто из гардероба Анны Павловой.

Номера, подобранные для дивертисмента второго отделения, вообще хорошо отражали идею вечера и перемежались друг с другом, показывая разные грани любовного чувства. Была, например, и такая… выявленная с помощью очень забавного номера известного хореографа Раду Поклитару из его балета «Дождь»: веселящийся алкаш и его подружка, в «убойном» исполнении премьера Мариинского театра Игоря Колба и танцовщицы Алисы Петренко, залихватски отплясывали под зажигательную молдавскую народную песню и слали публике такую своеобразную «валентинку»…

Открывался дивертисмент тоже номером ударным — дуэтом из балета Жана-Кристофа Майо «Щелкунчик-компания», который модный ныне хореограф из Монте-Карло поставил специально для примы и премьера Большого театра Ольги Смирновой и Артема Овчаренко. Вдохновенный танец двух этих незаурядных артистов завораживал и как будто воплощал своею пластикой оживший роденовский поцелуй, от начала и до конца как нельзя лучше соответствуя тому трагическому гимну любви, который Чайковский вложил в музыку своего знаменитого па-де-де. Красотой поз, их выразительностью, небывалой эмоциональностью и рвущимся наружу, переполняющим его чувством особенно отличился в этом дуэте Артем Овчаренко — танцовщик, находящийся сейчас на пике технического мастерства и переживающий золотой период своего творчества.

Роденовский поцелуй, взятый за идею этого номера, был талантливо позаимствован Майо у другого французского хореографа — Анжельена Прельжокажа, «Поцелуй» которого из балета «Парк» был исполнен в свою очередь примой и премьером Мариинского театра Викторией Терешкиной и Александром Сергеевым (этот танцовщик и является одним из организаторов «любовного» концерта) в завершение вечера. Исполнен при этом великолепно и на эмоциональном подъеме.

Отметим и еще один впечатливший публику талантливый номер под названием «Ноктюрн», созданный специально на прекрасную пару пермских танцовщиков Александра Таранова и Ксению Барбашеву на музыку Леонида Десятникова их начальником Алексеем Мирошниченко. Проникнутые возвышенной чувственностью и музыкальностью, практически обнаженные (наготу тут прикрывали телесного цвета плавки и купальник да затемненный свет) тела этих артистов за счет сложнейших поддержек, как платоновские половинки, «перетекали» по ходу номера из одного в другое, создавая гармоничное единство целого и как бы раскрывая собой самую суть вечера, которой является идея танцев о любви.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.