Появился изобразительный пересказ трагедии Шекспира

Фoтoгрaфии прeдoстaвлeны прeсс-службoй гaлeрeи.

Oткрывaeт экспoзицию aвтoрскaя интeрпрeтaции «Фиeсты» Xeмингуэя. Дeсятки эскизoв и цвeтнaя рaскaдрoвкa унoсят в сoлнeчную Испaнию, гдe прaвят сигaры, винo и кoрридa. Xeмингуэeвскиe гeрoи – мoдники, бeздeльники, aмeрикaнцы – бeрут oт этого мира всё, в том числе красоток, одетых по последний в тот момент французской моде, которую безошибочно передает Гурьева.

Да, прав был Гегель, когда говорил, что дело не только в содержании. В данном случае оно раскрывается в полной мере только благодаря изящной форме: приглушенному цвету и легким линиям, прям-таки в духе самого писателя потерянного поколения.

Тут, конечно, самое время поговорить о страстях – шекспировских. Герои «Ромео и Джульетты» возникают на, казалось бы, шершавых фресках. Но умные люди говорят, что эта имитации техники альфреско (под темперу сначала ложатся грунт и шпатлёвка). Вот на нас глядят бледнолицые красавицы в синих шелках, стройные юноши в алых костюмах и разные прелести юности, залитые щедрым итальянским солнцем.

– Нина, почему вы выбрали трудную в работе фреску? – спрашиваю у автора.

– Мне хотелось передать дух Италии. В ту пору там стены дворцов и храмов покрывали фресками так же часто, как теперь покупают «бентли». Это был символ роскоши и престижа. Если б герои Шекспира существовали в действительности, а строки Данте намекают на это, то искать их портреты пришлось именно на фресках. Сегодня техника ренессансной фрески утрачена. Чтобы создать что-то похожее, мне пришлось изучить другие материалы. Я искала на строительные рынках листы фасадного утеплителя пенополистирола, таскала мешки со шпатлевкой, завела минибетономешалку и долго выравнивала поверхность шкуркой. Как я завидовала Микеланджело! У него было столько подмастерьев!

При взгляде на цикл по мотивам «Путешествий Гулливера» складывается ощущение, что и у Гурьевой были помощники. Непросто прорисовать самой сотни деталей, из которых складываются лилипуты, великаны, чулочные торговцы… Мир Свифта облачается в бирюзово-салатовую мультипликацию, где абсурд не оставляет без искажения буквально всё: от мужского каблука до длинного парика.

Важно, что перед нами проносятся не злые карикатуры и не детские иллюстрации, а скорее – остроумная изобразительная сатира. Ее сегодня не увидеть ни в ящике, ни в кинотеатре. В книжке найти можно, так кто ж их в руки берет? 1%? Эта выставка хороша тем, что без назидания она просветит как большинство, так и принесет удовольствие от самобытного искусства меньшинству.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.